Добро пожаловать, berk
Twitter Группа Steam Страница Вконтакте Группа C.O.R.E. Dragon Age Контакте Новостная лента RSS
/ Статьи / Игры и игровые серии / Deus Ex

Нейробиология в Deus Ex: Human Revolution

Автор: Ian Mahar | Добавил: Garliun, 23.06.2012 | Просмотры: 2086

Мы влекомы любопытством на интуитивном уровне по отношению к загадочному пространству между наших ушей. Всего несколько фунтов материи обнаруживают невероятный уровень гибкости, предоставляя широкий спектр личностей, эмоций, мыслей, алгоритмов поведения – все это вмещается в тесном пространстве внутри нашего черепа. Изучая нейробиологию, очень сложно обделить вниманием или, тем более, не заметить всю ту красоту и производительность человеческого мозга.

Наш отчаянный поиск способов усовершенствования своей естественной биологии есть – и в этом кроется ирония – неизбежный результат этой самой биологии. К тому же, идея о том, что миллионы лет эволюции свелись к модификации самих себя, может оставить в замешательстве некоторых людей. А именно тех, кто привык к идее постоянного и «внешнего» совершенствования и развития технологий, так как нынешние технологии развились настолько, чтобы справиться с проблемами, имевшими место в Древнем мире – мире, разительно отличавшегося от нашего.

Возникает непреодолимое желание задать вопрос: «Где (и что) есть Человеческий Мозг версии 2.0?» В качестве ответов появляются пророческие вымыслы из игр, наподобие Deus Ex: Human Revolution, в которой нейробиология и синтетические улучшения сплетены воедино удивительным и ужасающим образом.

Скачиваемое дополнение «Козлиная бородка» скоро в продаже!

Революция будет аугментирована

DE:HR фокусируется на последствиях применения искусственных нейро-аугментаций. Те, кто в состоянии приобрести аугментации, наслаждаются улучшениями скорости, силы, а также познавательных возможностей и органов чувств. Те, кто достаточно принципиальны (или бедны) не хотят (или не могут) пользоваться аугментациями. Посему они и обнаруживают себя в невыгодном положении в обществе. Естественно, из-за этого вспыхивает самая настоящая борьба: c одной стороны баррикад - не-аугментированые, с другой - «привилегированные» трансгуманисты и корпорации, которые их этими самими «привилегиями» и наделили.

Вопрос «В чем заключается наша человечность?» – важный для сюжета, и ваш ответ на него окажет влияние на его концовку. И все же, насколько сильно DE:HR основывается на научных фактах, в отличие от обычной научной фантастики?

Крэк для «Железяк» или сказка о нейропозине

В мире DE:HR выдуманное лекарство под названием нейропозин дает возможность людям с аугментациями избежать отторжения имплантов. Без нейропозина вокруг имплантов начинают разрастаться глиальные рубцы, приводящие к их отторжению («Синдром Дэрроу»). Это приводит к своего рода наркотической зависимости людей с аугментациями, дающей могущественной фармацевтической корпорации VersaLife власть над ними и вызывающей социальный хаос в обществе, которое обнаружило необходимость постоянного приема нейропозина просто для того, чтобы контролировать собственные тела.

Нужно отдать должное Eidos Montreal за включение нейронаучных фактов в и без того насыщенное и продуманное повествование игры. Давайте же разберемся, что они сделали правильно.

Итак, на какие две части делится наша нервная система? Верно. Ее можно поделить на «центральную» (головной и спинной мозг) и «периферийную» (остальное тело) нервную систему. В обеих этих системах обитают особые клетки-помощники, именуемые глиальными. Они помогают нейронам и обычным нервным клеткам, поддерживая их работу. Если кто-то из нас получит неврологическое повреждение, глиальные клетки появятся на месте такого преступления против нашего здоровья и образуют так называемый «глиальный рубец». Постройкой такого образования занимается специальный тип глиальных клеток – астроциты. Они, подобно чужестранным захватчикам, налетают на место повреждения и навязывают свои правила: выпускают во все стороны солдат-молекул, которые препятствуют любой попытке восстановления, тем самым формируя рубец. Присутствие астроцитов, как и их молекул, предотвращает попытки аксонов, бунтующих против их порядка, пересечь линию повреждения и заново разрастись функциональными сетями.  А разрастаются они потому, что, являясь расширениями нейронов, связываются со всеми остальными клетками, обеспечивая непрерывное общение между ними. Вот и получается, что, будучи внезапно отрезанными от связи с другими, они пытаются воссоединиться с нейронами на другой стороне от повреждения, но не выйдет: рубец заграждает путь. Это порождает одну из главных трудностей при реабилитации спинного мозга после травмы. В наши дни уже существуют фармакологические средства, позволяющие подавлять и лечить глиальное рубцевание: оломуцин – препарат, сокращающий количество астроцитов и способный содействовать восстановлению аксонов; рибавирин, который уменьшает количество активных астроцитов; ролипрам, который побуждает аксоны к росту.

Астроциты – клетки-помощники или рубцеобразующие маленькие паршивцы?

Здесь, однако, можно заметить ошибочное толкование биологии в DE:HR. Если глиальное рубцевание происходит после неврологического повреждения и останавливает восстановление, то почему люди возвращают себе способность ощущать и двигаться? Все потому, что во внешней нервной системе глиальные рубцы отличаются и, соответственно, глиальные клетки там тоже другие: они оказывают помощь после повреждения, позволяя аксонам расти функциональными сетями. Выходит, по отношению ко всему вне головного и спинного мозга мы имеем следующее: никаких астроцитов, никаких глиальных рубцов, никакой нужды в нейропозине, никаких проблем. Это означает, что внешние аугментации (смотрите скриншот внизу) отлично справятся без нейропозина.

Внешние аугментации обведены красным.

Что до аугментаций, которые вживляются непосредственно в центральную нервную систему, то это тоже не должно вылиться в проблему. До тех пор, пока они вживляются в существующие нейросети, а не в поврежденные  - все хорошо. Даже если рубец всё-таки образовался, то он не станет беспрестанно нарастать и нарастать. Он всего лишь будет представлять собой обрыв, мостом через который могут послужить сами импланты.

Темно-синим обведены импланты, связанные напрямую с ЦНС; светло-синим – импланты, которые может и не вживлены напрямую в главный или спинной мозг, но зависят от «темно-синих».

Что касается отторжения имплантов иммунной системой, то наш иммунитет чаще всего нападает на органические инородные тела, которые, обычно, не присутствуют в синтетических имплантах. В виду этого, единственной мишенью для иммунитета остаются так называемые «органико-синтетические нервные клетки», которые в DE:HR представлены как ПЭДОТ-электроды. Но эти клетки можно защитить при помощи системы сцепления, которая уже используется учеными сегодня. Кстати, синтетическая составляющая ПЭДОТ-электродов уже тоже существует в наши дни. Если еще удастся изобрести органическую составляющую и обьединить их в одно целое, то ПЭДОТ-электроды – этот вымысел из игры - станет реальностью, и человеческая имплантация получит все шансы на то, чтобы сделать огромный прыжок в развитии. На худой конец, все это затруднение с иммунитетом можно избежать, применив стволовые клетки с эмбриона, или с тканей самого пациента.

Итак, вам не обязательно быть Адамом Дженсеном, чтобы жить без нейропозина.

«О, нет… не волнуйся об этом документе, который описывает кого-то твоего возраста, типа крови, и кого «я лично обследовала».  Документе, который начинается с твоих инициалов, и при упоминании которого, я подозрительно быстро меняю тему разговора…»

В заключение, мне нужно добавить кое-что еще: конечно, движение в сторону все лучшей и лучшей проработки научной основы в играх необходимо и приветствуется, но досконально «правильная» игра ограничена при написании истории и возведении захватывающего вымышленного мира. Золотая середина должна пролегать между реализмом и фантазией. Ведь научная точность – идеал, достойный стремления, но не всегда являющийся досягаемым. Еще труднее его достичь в игре, где история занимает одно из самых приоритетных мест.

В ответе на один из вопросов, ведущий дизайнер повествования Мэри ДеМарле так оправдывает введение нейропозина в игру: «Нейропозин помог нам обострить социальные конфликты в игре. Его присутствие также было важно по другим сюжетным причинам. Во-первых, это позволило нам показать исключительность Адама. Во-вторых, без него не было бы некоторых классных побочных заданий. И в-третьих, это позволило нам провести некоторые сюжетные ниточки к первой части Deus Ex и связать их с одной фармацевтической компанией, управляемой Иллюминатами…» Кроме того, сценаристы не поленились проконсультироваться с Уиллом Росселини – аспирантом неврологии и основателем MicroTransponder, Inc. Он так описал свое участие: «Когда я, в 2008 году, вызвался стать научным консультантом, я сказал: «Давайте представим, куда зайдут современные исследования в следующие 20 лет… Множество таких научных прогнозов обьясняются в игре и переплетаются с ее сюжетом». ДеМарле подтвердила важность научного вклада Росселини: «Когда Уилл к нам присоединился, он открыл нам глаза на многие вещи, о существовании которых мы не могли ранее даже мечтать». Вместе с тем: «Так как это игра, мы все же добавили в нее некоторые штуки, которые могут выглядеть несколько дико. Мы позволили себе некоторые вольности, зная, что мы можем обратиться к Вилу, и он поможет придать этому более правдоподобный вид».

И хоть я хвалю Eidos Montreal за то, что они прошли длинную дорогу с препятствиями, стараясь наделить игру научной основой, я согласен и со следующим: чтобы создать вымышленный мир, который бы будоражил воображение зрителя, должны быть сделаны компромиссы в пользу повествования. Так как я за эвристическое обучение, я надеюсь, что эта тенденция с проработкой научной стороны игр продолжится. Ведь удачное сочетание реализма и фантазии усиливает не только чувство вовлечения в  вымышленный мир игры, но и чувство чуда, а чудо рождает интерес к познанию мира реального.

Обновления форума

Копирайты

  • C.O.R.E. © 2009 – 2016
Система Orphus Creative Commons License
Войти на сайт?
Логин:
Пароль: